Геология

Теория государства и права

Физика

Педагогика

Бухгалтерский учет

Транспорт

Культурология

Радиоэлектроника

Историческая личность

Философия

География, Экономическая география

Охрана природы, Экология, Природопользование

Психология, Общение, Человек

История

Конституционное (государственное) право зарубежных стран

Международные экономические и валютно-кредитные отношения

Гражданская оборона

Менеджмент (Теория управления и организации)

История государства и права зарубежных стран

Программное обеспечение

История отечественного государства и права

Налоговое право

Таможенное право

Технология

Физкультура и Спорт, Здоровье

Литература, Лингвистика

Программирование, Базы данных

Медицина

Материаловедение

Земельное право

Конституционное (государственное) право России

Москвоведение

Сельское хозяйство

Право

Компьютеры, Программирование

Гражданское право

Маркетинг, товароведение, реклама

Астрономия

Иностранные языки

Нероссийское законодательство

Экономическая теория, политэкономия, макроэкономика

Биология

Микроэкономика, экономика предприятия, предпринимательство

Социология

Математика

Экономико-математическое моделирование

Религия

Экономика и Финансы

Искусство

Административное право

Компьютеры и периферийные устройства

Музыка

Государственное регулирование, Таможня, Налоги

Российское предпринимательское право

Астрономия, Авиация, Космонавтика

Трудовое право

Банковское дело и кредитование

Муниципальное право России

Военное дело

Пищевые продукты

Политология, Политистория

Экскурсии и туризм

Криминалистика и криминология

Экологическое право

Физкультура и Спорт

Уголовное и уголовно-исполнительное право

Архитектура

Промышленность и Производство

Компьютерные сети

Банковское право

Военная кафедра

Римское право

Биржевое дело

Ценные бумаги

Прокурорский надзор

Гражданское процессуальное право

Уголовный процесс

Химия

Теория систем управления

Финансовое право

Металлургия

Страховое право

Искусство, Культура, Литература

Законодательство и право

Авиация

История экономических учений

Подобные работы

Применение психологических знаний в процессе оперативно - розыскной деятельности

echo "Постоянное общение с людьми, являющимися носителями отрицательных психических качеств, необходимость выяснять факты и обстоятельства, вызывающие отрицательные эмоции, все это, существенно затруд

Применение психологических знаний в процессе оперативно - розыскной деятельности

Постоянное общение с людьми, являющимися носителями отрицательных психических качеств, необходимость выяснять факты и обстоятельства, вызывающие отрицательные эмоции, все это, существенно затрудняет процесс познания и может привести к ошибкам в работе сотрудников правоохранительных органов.

Поэтому, считаю необходимым рассмотреть в дипломной работе именно психологические аспекты оперативно - розыскной деятельности.

Резкий рост преступности захлестнувший Россию в последние 10 – 12 лет, появление, в том числе и организованной преступности, все эти факты, свидетельствуют о том, что для успешной борьбы с ней, необходимо широкое внедрение в практику оперативно - розыскной деятельности фундаментальных и современных научных исследований в различных областях психологии. В настоящее время, уже невозможно представить себе высококвалифицированное расследование дела, безусловно, совместно с органами дознания, без привлечения психологических знаний.

Достигается это в основном, за счет высокой психологической подготовленности сотрудников правоохранительных органов - в первую очередь, оперативных работников органов дознания.

Поэтому, основной целью написания дипломной работы является - разработка практического пособия для сотрудников, осуществляющих оперативно - розыскную деятельность, отвечающего современным требованиям. В этой связи, главной задачей данного исследования является обобщение знаний в таких областях науки как: общей психологии. юридической психологии. криминальной психологии. судебной психологии. Для более полного и содержательного исследования в указанных областях будет использована литература таких авторов, как: Чуфаровского Ю.В., Викторова Б.А., Антоняна Ю.М., Ратинова А.Р., Ефремовой Г.Х, Еникеева М.И., Кудрявцева А.Н., Леонтьева А.Н., Романова В.В., Столяренко А.М. и других авторов, а также, следственно - судебная практика. В целях комплексного исследования, дипломная работа структурно составлена из трех разделов. Так, в разделе «Психология правонарушения и личности преступника» исследуются вопросы преступного поведения и его отражения в законе, понятие конкретного правонарушения и его анализ, психологическая структура преступного поведения.

Изучение психики личности через ее деятельность, в том числе и преступную, является основным способом психологической информации по любому делу в период дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства.

Знание психологических особенностей правонарушителей, причин совершения ими правонарушений имеет большое значение для совершенствования оперативно - розыскной деятельности, исследования преступлений, а также повышения их эффективности в борьбе с преступностью. В разделе «Психологические основы оперативно - розыскной деятельности» исследуются проблемы собирания информации в оперативно – розыскной и следственной деятельности.

Рассмотрена психологическая структура деятельности по дознанию и расследованию преступлений. В разделе «Тактика установления и развития психологических контактов в оперативно – розыскной деятельности» проведен анализ смысл и назначения психологического контакта, а также установление и развитие психологического контакта. РАЗДЕЛ 1. ПСИХОЛОГИЯ ПРАВОНАРУШЕНИЯ И ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА. 1.1. Преступное поведение и его отражение в законе.

Понять любое поведение человека, в том числе и преступное, невозможно без глубокого проникновения в его психологию, без знания психологических механизмов и мотивов, социально – психологических явлений и процессов.

Поэтому, с целью четкого понимания психологического содержания преступного поведения, необходимо вскрыть так называемые «внутренние пружины», которые привели в действие конкретную личность. Как известно, любое преступное событие, как поведение личности включает в себя две группы обстоятельств: а) объективные обстоятельства, которые почти всегда поддаются непосредственному восприятию и наблюдению - место, время, способ, предмет посягательства, орудия совершения преступления, сами действия лица, а также наступивший преступный результат; б) психологические (субъективные) обстоятельства, которые не могут быть непосредственно восприняты и увидены человеком - мотивы и цели совершения преступления, психологическое отношение лица к преступному действию и наступившему результату в форме умысла или неосторожности, а также иные психологические факторы поведения.

Проводя анализ работ таких авторов, как: Викторова Б.А., Волкова Б.С., Лейкиной Н.С., Степивеча С.С., Кудрявцева В.Н., Кузнецовой Н.Ф., мы обнаруживаем различные мнения относительно места вины, мотива и цели в структуре преступного поведения. Так, авторы Викотров Б.А. и Волков Б.С. рассматривают мотив, вину и цель лишь с точки зрения выражения в норме закона, Лейкина Н.С. и Степичев Н.С., как признаки обвиняемого, при этом, все они считают вину, мотив и цель самостоятельными явлениями, выделяя их из структуры преступного поведения [1] . Иное мнение мы обнаруживаем у В.Н. Кудрявцева, в частности, он пишет: «…Преступное поведение человека есть процесс, развертывающийся как в пространстве, так и во времени и включающий не только сами действия, изменяющие внешнюю среду, но и предшествующие им психологические явления, и процессы, которые, и определяют генезис противоправного поступка.» [2] . Аналогичное мнение высказывает и автор Н.Ф. Кузнецова: «…Преступное поведение с точки зрения его строения отвечает всем признакам волевой деятельности в общепсихологическом ее значении. С субъективной стороны оно характеризуется - волей, мотивированностью и целенаправленностью, а с объективной – физическими действиями или воздержанием от них» [3] . Тем самым, рассматривая мотив, вину и цель в качестве важных, входящих в структуру преступного поведения лица элементов.

Данный подход позволяет анализировать их, как элементы деятельности лица, выяснить место вины, мотива и цели в структуре различных форм преступного поведения, а также функции, осуществляемые ими в период подготовки и осуществления преступления. В этой связи, мы находим суждения В.Н. Кудрявцева и Кузнецовой Н.Ф. верными.

Психологическая сущность преступного поведения состоит в активном стремлении лица добиться осуществления поставленной цели. Оно находит свое выражение в сознательно мотивированных действиях, направленных на достижение определенной цели, независимо от того совпадает она или не совпадает с наступившими общественно опасными последствиями. Таким образом, психика всегда включена в преступную деятельность. Как правило, она выступает, в роли центрального связующего звена отдельных действий лица, через нее достигается единство в регуляции действий и поведения в целом. Если в совершенном преступлении воля лица не нашла своего выражения в силу внутренних причин (расстройство сознания, психическая болезнь и т.п.), то лицо не подлежит уголовной ответственности. Если же в преступлении воля лица не нашла своего выражения в силу внешних причин (принуждение, насилие и т.д.), то это является обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность. Учет волевого характера преступного поведения находит свое выражение в уголовном законодательстве. Так, законодательное понятие преступления непосредственно исходит из того, что: «Преступлением признается предусмотренное законом общественно опасное деяние - действие или бездействие посягающее на общественный и государственный строй, систему хозяйства, личность, политические, трудовые и другие права граждан, а равно иное, посягающее на правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом». Горшков К.В., Шенкий Н.М., дают следующую трактовку термину деяние: «…Понятие «деяние» дословно означает в переводе со старославянского «действие, проступок, дело» [4] . Оно является существительным от глагола «делать» («деять») и означает уже совершенное действие, свершившейся факт». Волевое действие отличается сознательным актом поведения человека. Оно является разумным, имеет свое смысловое содержание, которое определяется мотивом и целью. При этом, побуждение, прежде чем перейти в действие, осознается лицом, как мотив действия, а исполнение волевого действия регулируется лицом в соответствии с целью. Таким образом, по утверждению Чуфаровксого Ю.В.: «… именно психологический механизм имеет место в волевых действиях». [5] Из этого следует вывод о том, что когда мы говорим о психологии правонарушения, это значит, что речь идет только о сознательных волевых действиях психически здорового лица. 1.2. Понятие конкретного правонарушения и анализ преступного поведения . Проведенные исследования группой авторов Антоняном Ю.М., Голубевым В.П., Кудряшевым Ю.М., показали, что конкретные преступления, как волевые акты по своей структуре могут быть, как простыми, так и сложными.

Простым волевым актом - является преступное действие.

Изучение работ таких авторов, как Антоняна Ю.М., Елисеев М.И. и Эминев В.Е. свидетельствует о том, что к одноразовым преступным действиям, как правило, относятся неосторожные преступления, совершенные при превышении пределов необходимой самообороны, а также в состоянии сильного душевного волнения.

Примерами одноразового преступного действия могут служить единичные акты хищения, изнасилования, хулиганства. Так: 9 мая 2003 года около 22.30 у дома № 40 по Ленинскому проспекту г.

Тольятти, с целью завладения имуществом, Казаков Е.В. нанес удар ранее незнакомой Масловой В.И. по лицу, вследствие чего та ударилась головой о стену, а затем завладел ее сумкой, украшениями и другими вещами на общую сумму 3.790 рублей, и скрыться с места происшествия [6] . Сложным волевым актом - является преступная деятельность, которая складывается из совокупности ряда действий, т.е. эпизодов состава преступления.

Примером преступной деятельности, являются продолжаемые хищения, рэкет и т.д., которые складываются из ряда тождественных преступных действий и охватываются единым умыслом виновного, составляя в своей совокупности единое преступление. Так: Забалуев С.А. 12.01.78 года рождения, уроженец г.Тольятти, русский, с средним образованием, ранее судимый, около 20 часов, похитил ключи от входной двери квартиры № 57 дома № 98 по ул.Ленина в г.Тольятти и на следующий день около 12 часов, убедившись, что в указанной квартире, нет жильцов, неоднократно, незаконно проник туда, и тайно похитил имущество Пустынниковой, на общую сумму 9116 руб., причинив ей значительный материальный ущерб. 12.07.01, около 14 часов, неоднократно, Забалуев незаконно проник в кв.109 дома 23 по Автозаводскому шоссе г.Тольятти, откуда тайно похитил имущество на общую сумму 14200 руб., причинив потерпевшей Мухортовой значительный ущерб. 16.07.01, около 14 часов 30 мин., Забалуев по предварительному сговору с Аракчеевым неоднократно, незаконно проникли в кв. 41 дома 58 по ул.Мира в гор.Тольятти, откуда тайно похитили имущество на общую сумму 5000 руб., причинив потерпевшей Алененко значительный материальный ущерб [7] . Авторы Ратинов А.Р. и Ефремова Г.Х. на основании проведенных исследований утверждают, что характер действий, входящих в деятельность, зависит от вида преступления. [8] Но, преступная деятельность при умышленном убийстве и при умышленном причинении тяжких телесных повреждений, как правило состоит из четырех и более эпизодов: 1) из неприступных действий; 2) конфликтных ситуаций и действий; 3) подготовительных (не всегда); 4) исполнительных действий. [9] Так: В ночь с 23.10.02 на 24.10.02, Кузнецов Н. А. находясь по месту жительства своей сожительницы Кузнецовой В. В. по адресу: г.

Тольятти, ул.

Железнодорожная, д.15 кв.55, распивал спиртные напитки с ранее знакомыми ему Панфиловым В. Ю., Жаровым Ю. В. и Череповским А. Н. В ходе распития спиртных напитков между Кузнецовым Н. А. и Череповским А. Н. произошла ссора, которая переросла во взаимную драку. В ходе драки Кузнецов Н. А., будучи в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на убийство Череповского А. Н., взял имевшийся в квартире нож и нанес потерпевшему Череповскому А. Н. не менее 30 ударов в грудь и спину, причинив телесные повреждения в виде 22 непроникающих ран передней и задней поверхности туловища, 7 проникающих ран передней и задней поверхности туловища, с повреждением одной раной сердца и четырьмя ранами легкого, а также одной раны тыльной поверхности левой кисти [10] . В приведенном примере четко прослеживаются вышеописанные стадии: 1) Неприступные действия - распитие спиртных напитков Кузнецовым по месту жительства своей сожительницы, с ранее знакомыми ему - Панфиловым В. Ю., Жаровым Ю. В. и Череповским А. Н. 2) Конфликтная ситуация и действие - в ходе распития спиртных напитков между Кузнецовым Н. А. и Череповским А. Н. произошла ссора, которая переросла во взаимную драку. 3) Исполнительные действия - В ходе драки Кузнецов Н. А., будучи в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на убийство Череповского А. Н., взял имевшийся в квартире нож и нанес потерпевшему Череповскому А. Н. не менее 30 ударов в грудь и спину, причинив телесные повреждения в виде 22 непроникающих ран передней и задней поверхности туловища, 7 проникающих ран передней и задней поверхности туловища, с повреждением одной раной сердца и четырьмя ранами легкого, а также одной раны тыльной поверхности левой кисти. В этой связи становиться очевидным, что при установлении психологического содержания правонарушения всегда необходимо проводить психологический анализ поведения, чтобы установить, к какому виду преступного поведения, действия или деятельности оно относится. 1.3. Психологическая структура преступного действия.

Исследование содержание работ таких авторов, как Ратинова А.Р. и Ефремова Г.Х. показало, что каждое преступное действие имеет свою внутреннюю структуру, главными компонентами которой являются: [11] 1) мотив, цель действия и форма вины (психические компоненты). 2) предмет действия, способ, средства и условия его реализации (физические и вещественные компоненты). 3) результат действия, т.е. последствия, которые наступили от деяния; Из всех перечисленных компонентов, нас более всего интересует мотив, цель действия и форма вины лица, но при этом не следует забывать и о том, что предметно – вещественные компоненты (орудия, средства и условия, благодаря которым, достигается цель действия) являются существенным звеном исполнения действия. Их назначение в том, что они используются и управляются субъектом, как средства достижения своей цели. Всеми поступками людей руководят их побуждения, т. е. определенные мотивы. Это еще в свое время подчеркивал знаменитый русский ученый И.М. Сеченов. В частности он писал, что: « …Не может быть воли, которая бы действовала «сама по себе». Рядом с ней всегда стоит, определяя ее, какой – ни будь нравственный мотив, в форме ли страстной мысли или чувства.

Значит, даже в самых сильных нравственных кризисах, когда по учению обыденной психологии воле следовало бы выступить всего ярче, она одна, сама по себе действовать не может, а действует лишь во имя разума или чувства». [12] Но, понять волевое действие, можно лишь уяснив истинное соотношение между его мотивами и целью. По утверждению Ю.В. Чуфаровского, практика оперативно - розыскной и следственной деятельности, показывает, что преступное действие, как правило, имеет два этапа: первый - мотивационный (подготовительный), включающий в себя: а) осознание мотива и цели действия; б) борьбы мотивов и принятия решения действовать; второй - этап его практического осуществления (исполнительный этап). [13] Тем не менее, следует отличать этапы преступного действия, от стадий совершения преступлений в виде приготовления и покушения.

Стадии совершения преступления имеют место на этапе его практического осуществления, в то время, как подготовительный этап предшествует практическому осуществлению преступного поведения и происходит только в сознании лица.

Рассмотрим мотивационный этап (подготовительный) этап преступного поведения. Такие известные авторы, как Антонян Ю.М., Верещагин В.А., Потапов С.А., Шостакович Б.Г. в работе «Серийные сексуальные убийцы», полагают, что побуждения сами по себе не могут явиться источником действия. Чтобы стать таким источником, они должны быть осознаны лицом в качестве мотива.

Поскольку сердцевиной данного мотивационного этапа является формирование мотивации преступного поведения, остановимся более подробно на данном процессе. [14] Особый интерес представляют наиболее общие закономерности возникновения и формирования мотивов преступления. При этом в мотивационных процессах можно выделить следующие наиболее важные этапы: а) Появление потребности, как источника активности личности. Автор А.Н. Леонтьев в этой связи пишет следующее: «…До своего первого удовлетворения, потребность «не знает» своего предмета, он еще должен быть обнаружен.

Только в результате такого обнаружения потребность приобретает свою предметность, а воспринимаемый (представляемый, мыслимый) предмет свою побудительную и направляющую деятельность функцию, т.е. становится мотивом» [15] . Таким образом, возникновению мотивов любой, в том числе противоправной, деятельности, как правило, предшествует появление определенной потребности.

Вначале эта потребность может существовать безотносительно к тем объектам, с помощью которых она может быть удовлетворена. В последующем происходит «опредмечивание» данной потребности под воздействием тех объектов внешнего мира, которые воспринимаются лицом и отражаются в его сознании. Автор Асеев В.Г. по этому поводу высказывает следующую точку зрения: «…В результате переживания субъектом возникшей потребности как своей, личностно значимой, появляется особое, актуальное для данного субъекта потребностное состояние. Оно все с большей силой оказывает влияние на отношение субъекта к объектам (предметам), способным удовлетворить эту потребность, что может служить основой зарождения в дальнейшем «напряженного мотивационного поля», «функционально - энергетического, динамического потенциала человека» [16] . Потребностное состояние не является чем-то застывшим, заранее запрограммированным. Под воздействием различных субъективных и внешних факторов потребности могут изменять свою напряженность, угасать и воспроизводиться вновь, персонифицироваться в соответствии с основными структурами личности - мировоззрением, ценностными ориентациями.

Искажение отдельных потребностей личности, нарушение их соотношения между собой ведут к формированию двух видов систем потребностей: дисгармоничной и деформированной [17] . Первая предполагает доминирование одних потребностей над другими, вторая - гипертрофию отдельных потребностей или их извращение.

Потребность, например в материальном достатке, не может оцениваться отрицательно. Иное дело, когда та же потребность под воздействием негативных влияний среды и антиобщественного мировоззрения, оправдывающего хищения, злоупотребления служебным положением, деформируется. Таким образом, потребностная сфера большинства правонарушителей характеризуется нарушением равновесия между различными видами потребностей и способами их удовлетворения, преобладанием в ее структуре духовно обедненных, асоциальных потребностей, которые существенно превосходят нормальные потребности этих лиц и в случае борьбы мотивов могут «перевесить», отрицательно повлияв на выбор целей и средств деятельности. б) Переход потребности в мотив противоправного поведения. Автор Романов В.В. пишет: «… Одна и та же потребность в сознании различных людей оценивается по разному.

Субъективная значимость потребности может и не совпадать с ее объективным значением в общественном сознании. В зависимости от того, какое значение придает ей конкретный человек, она либо становится побудительной силой (мотивом), либо постепенно утрачивает свое актуальное значение.» [18] Отсюда необходимо сделать вывод о том, что именно в человеческой пристрастности, субъективной значимости той или иной потребности человека во многом кроется секрет понимания на первый взгляд «загадочных» мотивов некоторых преступлений. Кому выгодно совершенное преступление (иначе: кто заинтересован в его результате?) это узловой вопрос, на который необходимо получить ответ в ходе следствия.

Выявление интересов и потребностей, которые могут быть удовлетворены с помощью преступления, помогает определить круг лиц, возможно причастных к его совершению, обоснованно наметить версии о подозреваемых. Вот почему преступник стремится скрыть свои истинные потребности и то значение, личностный смысл, которые он придает им и своим действиям, направленным на их удовлетворение. Он не заинтересован раскрывать их низменный характер Нередко, признавшись в совершенном преступлении, виновные упорно отказываются называть истинные побуждения, прикрывая их от общества и своего окружения менее порицаемыми побуждениями. Это своеобразная психологическая защита.

Самооправдание, перенос ответственности за происшедшее на потерпевшего, приписывание себе благородных мотивов, стремления к справедливости и пр.

Результаты исследования проведенные автором Романовым В.В., свидетельствующие о том, что расхитители, совершившие преступления по корыстным мотивам, высоко оценивали себя по таким противоположным характеру их действий качествам, как «бескорыстный», «щедрый». У лиц, совершивших насильственные преступления (хулиганы, убийцы) наблюдались завышенные самооценки по качествам, характеризующим «вежливое», «предупредительное», «доброжелательное» отношение к людям. В этой связи очевидно, что личностный смысл самооценок преступников имеет как бы две стороны: первую, для себя (своеобразный «рабочий вариант») вторую, для окружающих, выполняющую тактическую (скрыть истинные побуждения от органов правосудия, чтобы смягчить меру наказания) и нравственно-психологическую (оправдать свои поступки перед ближайшим окружением) функции. На процесс преобразования потребности в мотив преступного поведения, помимо ее личностного смысла для субъекта, серьезное влияние оказывает конкретная жизненная ситуация, в которую активно включается человек, стремящийся удовлетворить эту потребность. С этого момента потребность, ранее существовавшая в качестве «внутреннего условия деятельности», преобразуется в мощный фактор, побуждающий субъекта совершить определенный поступок с учетом конкретных жизненных обстоятельств. Таким образом, в процессе формирования мотива мы видим своеобразный треугольник: потребность - личностный смысл - ситуация, элементы которого постоянно взаимодействуют между собой. В ходе этого взаимодействия, своеобразного «примеривания» потребности, ее субъективной значимости (личностного смысла) и ситуации, в которой оказывается лицо, формируются мотивы деятельности, происходит «ситуативное развитие мотивации». Ситуация перед совершением преступления это обычно ситуация морального выбора, неразрывно связанная с мировоззренческой определенностью решения человека. В ситуации выбора объективные обстоятельства и личное решение взаимообусловлены как элементы единой системы объективных и субъективных факторов [19] . Определенное влияние на формирование мотивов противоправного поведения оказывают искаженное восприятие и недооценка правонарушителем конкретной жизненной ситуации в качестве криминогенной. В соответствии с жизненным опытом, полученным воспитанием, интеллектом, характерологическими особенностями личности эта ситуация в сознании правонарушителя либо вовсе не отражается как криминогенная, либо оценивается им таковой частично или в полной мере В последних двух случаях она может послужить «провоцирующим» фактором, влияющим на процесс мотивообразования. Таким образом, в формировании мотивации личности правонарушителя важное значение приобретают процессы, обусловленные взаимодействием ряда факторов: его потребностей, их субъективной значимости для данного лица. криминогенной ситуации и оценки субъектом того, в какой мере достижение выдвинутых им целей в конкретной ситуации позволяет удовлетворить значимую для него потребность. По мнению автора Чуфаровского Ю.В., цель, как компонент преступного действия имеет свои определенные функции: [20] Первая - состоит в осознании действующим лицом объекта, предмета или лица, на которое направляется его действие.

Вторая - в желании достигнуть определенного результата этого действия.

Благодаря цели, лицо регулирует свои действия и направляет их на достижение того результата, который содержится в ней, т.е. так называемого прямого результата.

Прямой результат - это тот, который входит в субъективную цель лица, он является реализацией и непосредственным ее выражением. При вмешательстве объективных, независящих от воли действующего лица сил, прямой результат может не совпадать по своему объему с целью лица. В данном случае могут возникнуть следующие ситуации: а) цель реализуется не до конца и результат оказывается меньше, чем намечавшееся цель действия, происходит невыполнения цели.

Примером «невыполнения» цели является покушение на совершение преступления, когда цель преступления не осуществляется до конца по причинам, не зависящим от воли виновного [21] . Так: 18. 12. 2003 года, Самсонов П.М., находясь на территории ООО «Инвест – Авто» найденным возле автовоза с семью автомобилями ВАЗ, общей стоимостью 1.051.800 рублей, металлическим предметом разбил форточное окно водительской двери автовоза и через образовавшийся проем открыл данную дверь, сел на водительское сиденье, замкнул контакты реле, завел двигатель указанного автомобиля и, управляя им, с выше названными автомобилями скрылся и с целью временного складирования и дальнейшего распоряжения похищенными автомобилями привез автомобили на территорию производственной базы промышленной зоны Автозаводского района к железобетонному ангару и по телефону попросил своего знакомого Тарлышкина ключи от ангара, Тарлышкин привез ему ключи, не зная о хищении автомобилей, и Самсонов, открыв ворота ангара, попытался въехать на автовозе в помещение ангара, но не смог этого сделать, так как автомобиль по высоте не проходил в ворота ангара, затем стал буксовать. В этот же вечер, автовоз был обнаружен вместе с похищенными автомобилями работниками милиции, а Самсонов П.М. в последствии задержан сотрудниками уголовного розыска [22] . б) результат действия превосходит предполагаемую цель и содержит сверх ожидаемого, неожиданный результат, что не входил в субъективную цель данного лица, происходит перевыполнение цели.

Примером перевыполнения цели является умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, хотя это и не входило в субъективную цель. Так: Щербаков Ю.А. , 23.10.61 г. рождения, ранее не судимый, 23.07.01г в ходе возникшей между ним и его женой ссоры, причинил тяжкий вред здоровью своей жене - Щербаковой Ю.Л., повлекшем по неосторожности ее смерть [23] . Автор Рубинштейн С.Л. убедительно доказывает, что осознанная цель, несомненно играет очень существенную роль в волевом действии, она определяет весь ход. Но, цель, которая детерминирует волевой процесс, сама причинно детерминируется побуждениями, мотивами, которые являются отражением в психике потребностей, интересов и т.п. [24] Необходимо отметить, что на стадии мотивации преступного действия может обнаружиться расхождение между целью действия и его нежелательными последствиями, между намеченной целью и трудностями ее осуществления в данных условиях. На этом основании нередко возникает внутренний контакт противоречивых побуждений, называемый борьбой мотивов, который состоит в столкновении нескольких, достаточно несовместимых между собой побуждений лица. Ими могут быть, например, низменные чувства и доводы разума, чувства мести и интересы дела, органическая потребность и служебный долг, корыстный интерес и должностная обязанность и т. д. Лицу, совершающему преступление, приходится принимать решение в различных психологических условиях: это могут быть простые условия, без стрессов и возбужденного состояния, при достаточности времени на его обдумывание; порождает, как правило, расчетливое преступное поведение. сложные психологические условия, в виде сильного возбуждения, недостатка времени на продумывание решения, наличие конфликтной ситуации, когда одному лицу противостоит воля другого лица. В зависимости от этого, может возникнуть: а) расчетливое преступное поведение, основанное, как правило, на строгом расчете. Так: Мартынов, Логанов, Романов, Милавский, ночью 29 марта 2001 года с целью ограбления ювелирного магазина, вошли в магазин, связали сторожа, Милавский разрезал замки, петли металлических сейфов, откуда похитили ювелирные изделия и скрылись с похищенным. Из показаний Мартынова, Логанова, Романова, данных ими на предварительном следствии в присутствии адвокатов видно, что осужденные заранее договорились применить физическое насилие к сторожу магазина, которого ранее не знали, одели перчатки, маски перед вторжением в магазин, предъявили в дверной глазок сторожу поддельное удостоверение работника милиции. Когда сторож открыл дверь, вошли в магазин, где Мартынов продемонстрировал сторожу обрез ружья, угрожая применить насилие, скомандовал ему : «Ложись». Сторож лег на пол. После этого Мартынов, Романов и Логинов связали сторожа Полянского, Мартынов засунул ему в рот кляп, залепил рот скотчем.

Совершив хищение ювелирных изделий на сумму 3 миллиона 592 тысячи 414 рублей [25] . Из приведенного примера судебной практики следуют явные расчетливые действия, а именно: во - первых, использование перчаток и масок, чтобы скрыть лица, не оставлять отпечатков рук; во - вторых, применение поддельного удостоверения сотрудника милиции, с целью беспрепятственного и быстрого проникновения в магазин; в - третьих, использование обреза ружья для психологического воздействия на сторожа и последующей его нейтрализации.

Действия были заранее продуманы и рассчитаны, т.е. преступники имели достаточно времени для обдумывания, планирования и подготовки к совершению данного преступления. б) нетрензитивное преступное поведение, т. е. поведение, основанное не столько на строгом расчете, сколько на эмоциональном порыве. Так: 22 августа 2002г. около 19 часов в доме № 29 по ул.

Подборненской села Подстепки, Ставропольского района, Самарской области, где проживали супруги Тулеповы, между ними возникла ссора на почве ревности Тулепова С.С., к племяннику.

Тулепов С.С., сбив свою жену с ног, стал избивать ее ногами, обороняясь от неправомерных действий последнего, выражавшихся в избиении и удушении Тулеповой И.М., последняя, взяв в руки нож, нанесла один удар Тулепову С.С. в спину, причинив ему проникающее ранение грудной клетки слева с повреждением легкого, с последующим массивным кровотечением в грудную полость, повлекшее смерть [26] . Здесь, причиной нетрезинтивного поведения Туполевой И.М. послужило избиение ее Туполевым С.С., в состоянии: 1) сильного эмоционального возбуждения. 2) наличии конфликтной ситуации. у нее не было возможности принять обдуманное решение, так, как ее здоровью, а возможно и жизни угрожала реальная опасность. Таким образом, можно сделать следующие выводы: 1) каждое преступное действие имеет свою внутреннюю структуру, главными компонентами которой являются: а) мотив, цель действия и форма вины (психические компоненты); б) предмет действия, способ, средства и условия его реализации (физические и вещественные компоненты); в) результат действия, т.е. последствия, которые наступили от деяния; 2) Любое преступное действие, как правило, имеет два этапа: первый - мотивационный (подготовительный), включающий в себя: а) осознание мотива и цели действия. б) борьбы мотивов и принятия решения действовать. второй этап - этап его практического осуществления (исполнительный этап). 3) Мотив является «двигателем» поведения и активно стимулирует волевую активность лица, но, сам мотив, чтобы стать таковым, в свою очередь проходит следующие стадии: а) появление потребности, как источника активности личности; б) переход потребности в мотив противоправного поведения. 4) Отношения между результатом и целью лица при совершении преступления, могут выражаться в виде: а) «невыполнения цели». б) «перевыполнения цели». 5) В зависимости от того, в каких условиях лицу, совершающему преступление приходится принимать решение, различают: а) расчетливое преступное поведение. б) нетрензитивное преступное поведение. На основании проведенного исследования по существу данного раздела, необходимо сделать вывод о том, что если мы говорим о психологии правонарушения, это значит, речь идет только сознательных волевых действиях психически здорового лица, но если психика включена включена в преступную деятельность, то она, как правило, выступает в роли центрального связующего звена отдельных действий и поведения в целом. РАЗДЕЛ 2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО - РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 2.1. Собирание информации в оперативно – розыскной деятельности. В соответствии со статьей 1. Ф.З. от 12 августа 1995 г. № 144 - ФЗ «Об оперативно - розыскной деятельности», к оперативно - розыскной, относится деятельность - осуществляемая гласно и негласно уполномоченными на то государственными органами и оперативными подразделениями, в пределах их компетенции путем проведения оперативно - розыскных мероприятий, в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств. [27] При решении органами, осуществляющими оперативно – розыскную деятельность поставленных перед ними задач, а именно: 1) выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; 2) осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших; 3) добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации; всегда возникает в получении определенной информации в отношении конкретных лиц и их деятельности.

Отличительной психологической особенностью оперативно – розыскной деятельности является раскрытие преступлений, преодоление противодействия и сопротивления преступника. В связи с этим, использование определенных ухищрений. Эти ухищрения не противоречат законности, их необходимость обусловлена спецификой сыска. [28] По утверждению многих авторов, «Оперативность» - означает быстрое выполнение практического действия в ответ на определенные обстоятельства.

Оперативная деятельность отличается повышенной динамичностью и по своему содержанию не может быть формализована.

Поэтому, наряду с гласными средствами и приемами, в процессе оперативно розыскной деятельности используются приемы личного сыска, специальные учеты, оперативная техника и т. п. В этой связи, Федеральным Законом «Об оперативно - розыскной деятельности в Р.Ф.» предусмотрены следующие оперативно - розыскные мероприятия, которые имеют право использовать соответствующие органы: 1) опрос. 2) наведение справок. 3) сбор образцов для сравнительного исследования. 4) проверочная закупка. 5) исследование предметов и документов. 6) наблюдение; отождествление личности. 7) обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. 8) контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; 9) прослушивание телефонных переговоров. 10) снятие информации с технических каналов связи. 11) оперативное внедрение. 12) контролируемая поставка. 13) оперативный эксперимент. В ходе проведения оперативно - розыскных мероприятий используются информационные системы, видео - и аудиозапись, кинои фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде. [29] В качестве примера одного из оперативных мероприятий и использования специальных технических средств, можно привести следующее. Так: 19.12.2000 года, работниками ОБНОН ОМ по ВАЗу, проведена проверочная закупка наркотических средств, с целью выявления и пресечения деятельности сбытчика наркотиков на главном конвейере.Две купюры, достоинством в пятьдесят рублей, были обработаны (помечены) специальным составом, который при освещении ультрафиолетовым излучением (прибором ППМ – 2) фосницирует фиолетовым светом. [30] После того, как произошла оплата помеченными денежными знаками, лицо, подозревавшиеся в сбыте наркотиков, было задержано, на его пальцах рук при освещении прибором ППМ - 2, имелись следы состава, которым были обработаны вышеупомянутые купюры. Но, условием допустимости полученных в результате оперативно - розыскных мероприятии доказательств является соблюдение следующих требований Закона «Об оперативно - розыскной деятельности»: 1) в ходе проведения оперативно – розыскных мероприятий могут использоваться только такие технические и иные средства, которые не наносят ущерб жизни и здоровью людей и не причиняют вред окружающей среде. [31] 2) Запрещается проведение оперативно – розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным Законом физическими и юридическими лицами. 3) Проведение оперативно – розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электронной и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается лишь на основании судебного решения. 4) В случаях, которые не требуют отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической и экологической безопасности Российской Федерации, допускается проведение указанных оперативно – розыскных мероприятий на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно – розыскную деятельность, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течении 24 часов. В течении 48 часов с момента начала проведения оперативно – розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно – розыскного мероприятия либо прекратить его проведение. [32] 5) Проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих оперативно – розыскную деятельность, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно – розыскную деятельность. [33] 6) проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. [34] 7) при проведении оперативно – розыскных мероприятий по основаниям, предусмотренным пунктами 1 – 4 и 6 части второй статьи 7 данного Закона (в частности, при наличии признаков противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела) запрещается проводить: а) обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; б) контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров; в) снятие информации с технических каналов связи. [35] 8) предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно – розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказавшим им содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных Федеральными Законами. [36] 9) изъятие предметов, материалов и сообщений, а также прерывание предоставления услуг связи при проведении оперативно – розыскных мероприятий допускается лишь в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации. [37] Все вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы, деятельность органов осуществляющих оперативно – розыскную деятельность регламентируется Ф.З. «Об оперативно – розыскной деятельности». Эта деятельность проводиться в целях: защиты жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств. При этом, указанным законом устанавливаются нормы определяющие условия допустимости полученных в результате оперативно - розыскных мероприятий доказательств. 2.2. Психология взаимосвязи оперативно - розыскной и следственной деятельности. В процессе расследования следователь взаимодействует с оперативно-розыскной службой. В обнаружении преступлений и лиц, их совершивших, органы дознания играют особую роль - они, прежде всего осуществляют информационное обеспечение следственной деятельности. [38] По оперативно - розыскным каналам следователь может получить: 1) сведения об объектах - возможных носителях доказательственной информации. 2) ориентирующие данные об обстоятельствах, определяющих тактические приемы собирания доказательств. 3) сведения, содействующие правильной оценке доказательств; сведения о подозреваемых лицах.

Получение этих данных во многом зависит от уровня и качества взаимодействия оперативных сотрудников со следователем. По мнению автора Еникеева М.И., с психологической точки зрения важное значение имеют особенности этого взаимодействия, связанные со спецификой решаемых ими служебных задач, такие как: 1) Особенности взаимозависимости задач, решаемых следственными подразделениями и оперативными службами. Здесь следует отметить, что взаимная заинтересованность указанных субъектов далеко не равноценна. 2) В процессе реализации материалов оперативного учета работники оперативных служб в большей степени заинтересованы в следователе, чем наоборот. 3) Тесное взаимодействие не всегда обусловлено его глубиной, т. е. степенью проникновения деятельности одного субъекта в работу другого. Так, негласный характер оперативной работы лишает следователя возможности взаимодействовать с сотрудниками в этом направлении в полной мере. В свою очередь, процессуальная самостоятельность следователя ограждает его деятельность от чрезмерного проникновения в эту сферу оперативного работника.

Оперативные работники часто переоценивают возможности следствия и стараются, при всех обстоятельствах, добиться возбуждения уголовного дела по материалам реализации оперативных разработок. Здесь оперативными работниками не всегда в полной мере осмысливается трудоемкость процесса доказывания, сложность добывания доказательств в тех случаях, когда на момент возбуждения уголовного дела ряд обстоятельств преступной деятельности не установлен. [39] Особенно это характерно для преступлений, совершаемых группой лиц или организованными преступными сообществами.

Справедливости ради следует отметить, что и следователи нередко склонны к переоценке возможностей оперативных работников в сборе доказательств.

Следует признать правильным, когда оперативные работники, еще до реализации оперативного дела, в пределах допустимого знакомят следователя с материалами и совместно разрабатывают необходимые меры по обеспечению доказательств. От того, насколько слаженно и продуманно осуществляется взаимодействие на самом начальном этапе, зависит во многом успех расследования уголовного дела в целом. Одним из важных аспектов взаимодействия является соблюдение служебной тайны.

Именно на этом этапе, да и на всех последующих, преступники и их соучастники стремятся добыть любыми путями информацию о ходе расследования, степени осведомленности правоохранительных органов. [40] В этой области имеются свои психологические особенности и трудности.

Умение быть сдержанным - это не столько природный дар, сколько результаты воспитания, зависящие от стойкости, дисциплинированности. Без этих качеств весьма затруднительно преодолеть потребность поделиться с другими лицами захватывающей новостью, интересными сведениями, имеющими подчас сенсационное значение. В связи с этим проблема возможной утечки служебных секретов требует немалых усилий по соблюдению требований конспирации, профессиональной этики. С момента реализации оперативных материалов, деятельность следователя и оперативного работника протекает в остро конфликтных условиях активного противодействия подозреваемых и других лиц психологического противоборства.

Противодействие следователю может выражаться в попытках: [41] провокаций. дискредитации. угроз. запугивания соучастников и свидетелей.

Устранение подобных опасных ситуаций, а также нередко явного, либо только противодействия со стороны отдельных «руководителей», создает у следователей и оперативных работников постоянные повышения волевых напряжений, эмоциональные реакции, преодоление которых во много зависит от уровня качества и позитивной направленности их взаимодействия. Мы считаем, что для преодоления оказываемого противодействия раскрытию преступления следователям и оперативным работникам необходимо твердо владеть методами психологической борьбы: 1) упреждение негативной деятельности преступников. 2) координация и синхронность оперативно - розыскных, следственных и иных мероприятий. 3) выбор оптимальных условий для проведения процессуальных и оперативно - розыскных мероприятий. 4) своевременное определение и использование средств воздействия на нравственную и эмоционально-психологическую сферу 5) подозреваемых, обвиняемых, заинтересованных свидетелей, потерпевших, способных побуждать их к надлежащему поведению.

Практика показывает, что значительный объем информации в оперативно - розыскной деятельности не документируется, а сохраняется в памяти отдельных работников.

Владея методикой выявления скрытых обстоятельств, оперативно - розыскные работники часто предоставляют следователю материал для принятия первоначальных тактических решений.

Задача следователя - суметь воспользоваться этой информацией.

Результаты оперативных проверок в ряде случаев используются для правомерного психического воздействия на проходящих по делу лиц с целью получения необходимой информации.

Взаимодействие между следователем и органами дознания должно иметь организационно - тактические формы: [42] 1) создание оперативно - следственных групп. 2) выезды на место происшествия. 3) совместное планирование следственных действий, в них раскрытие преступлений и по «горячим следам». Авторы Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е., в этой связи указывают на то, что зависимости от конкретных следственных задач функциональная организация следственно - оперативной группы может принять вид [43] : 1) “цепочки” 2) “звезды” 3) “круга” 4) “сети” [44] . Функциональная организация группы связана с особенностями информационных связей между ее членами, так, если следственная задача сравнительно проста, если ее решение не требует переработки большого количества информации, то наиболее эффективна организация группы по типу “цепочка”, “звезда”, “круг”, при этом, следователь должен дать отдельные поручения конкретным членам группы, при решении более сложных задач, связанных с необходимостью изыскания значительного объема информации, следственно - оперативная группа создается по типу полной или неполной “сети”. При этом специально прорабатываются технические аспекты эффективной коммуникации.

Следует учитывать типы поведения лиц, подчиненных руководителю.

Наиболее распространенными являются два типа: 1) ведомый - лица, относящиеся к данному типу, имеют устойчивую установку на добровольное и беспрекословное подчинение руководителю, не проявляют инициативы. Это тип исполнителя. Таким сотрудникам целесообразно поручать простые, алгоритмически решаемые задачи - составить схему места происшествия, изъять след преступника и т. п. 2) обособляющийся - сотрудников, относящихся к обособляющемуся типу, отличает ярко выраженная индивидуалистическая ориентировка. Они не приемлют мелочной регламентации, проявляют инициативу, самостоятельность, предпочитают уединенную работу. Таким сотрудникам целесообразно поручать решение определенных частных проблем, например самостоятельную проверку возможных следствий из выдвинутых версий и т. п. Из этого следует сделать вывод, что для эффективной организации работы следственно - оперативной группы необходимо учитывать различные аспекты совместимости ее членов - физиологические, психофизиологические и социально-психологические. При этом следует иметь в виду, что при выполнении тех или других следственных действий существенны различные параметры совместимости индивидов. Так, при преследовании и задержании преступника важны физическая сила, особенности динамики нервных процессов, эмоциональная устойчивость оперативных сотрудников. При опросе очевидцев существенны социально - психологические их качества - общительность, корректность, внимательность, наблюдательность. 2.3. Психологическая структура деятельности по дознанию и расследованию преступлений.

Основным определяющим компонентом структуры деятельности дознавателя и следователя, является их познавательная деятельность по собиранию и исследованию самых разнообразных фактов, на основании которых ими полностью восстанавливается прошлое событие, все взаимоотношения различных лиц, связанных с этим событием, познается личность субъекта, совершившего преступление. [45] Оперативно – розыскная и следственная работа не может осуществляться без предварительной, тщательной работы по установлению истины – имевших место в прошлом событий, отношений, взаимосвязей.

Именно в процессе оперативно – розыскной деятельности и следствия производится процесс создания модели прошлого события преступления. Здесь в наиболее концентрированном виде реализуются все основные особенности, свойственные вообще познавательной деятельности в процессе расследования преступления.

Поэтому, в оперативно – розыскной и следственной деятельности существенное значение приобретают криминалистические знания и опыт, которые создают условия для имеющейся информации, ее поиска, правильного выбора необходимой информации.

Криминалистические знания и опыт являются необходимой предпосылкой и для активации создающего воображения. Чем большим опытом обладает дознаватель и следователь, чем шире их познания в криминалистике, тем большее количество версий они могут выдвинуть в процессе установления истины, тем больше версий они могут проверить мысленно.

Особенность познавательной деятельности сотрудника правоохранительного органа и следователя заключается в том, что в ходе познания они не только сами решают возникшие мыслительные задачи, но и имеют возможность, решения ряда мыслительных задач, связанных с восстанавливаемой моделью прошлого события, поручать другим лицам.

Такими лицами являются: 1) лица, обладающие специальными познаниями. 2) очевидцы прошедших событий. В первом случае, на них возлагается решение задач, связанных с необходимостью применения специальных знаний. Во втором случае, мыслительные задачи связанны с анализом и синтезом наблюдавшихся ранее фактов, явлений.

Познание события прошлого – совершенного преступления осуществляется путем построения мысленной модели на основании собираемой, оцениваемой, систематизированной информации, постоянно дополняемой в ходе оперативно – розыскной деятельности и следствия по делу. Чтобы воспроизвести в мышлении объективный ход событий, нужно двигаться по пути движения предметов, вскрывать источники их развития, отражать на языке понятий в необходимой последовательности стадии их изменения. [46] Автор Алексеев С.С., пишет: «… Познание события прошлого всегда основывается на фактах настоящего. В связи с этим всегда возникает необходимость построения мыслительных моделей взаимосвязей фактов, явлений настоящего с прошедшим событием. Здесь обязательно реализуется процесс мысленной обработки полученной информации, суждения о связях, фактах, возможных путях развития события, выдвижения и проверки различных версий». [47] Содержанием познавательной деятельности дознавателя и следователя является движение криминально значимой информации при решении следственный задач. динамика следственного познания определяется объемом и спецификой исходной информации и ориентировочной базой, сформированной у данного следователя.

Главная задача познавательной деятельности – получение системы доказательств по надежным признакам события, позволяющим установить личность преступника и раскрыть механизм совершения преступления. [48] Познание включает в себя и практическую деятельность, направленную на проверку, оценку познаваемых факторов и явлений. В процессе этой деятельности широко применяются эксперименты с объектами, выявленными в процессе познавательной деятельности. Очень важные особенности имеются в процессе отбора информации. Весь объем информации поступающей к дознавателю и следователю в значительной степени превышает информацию, действительно необходимую ему для установления истины по делу, по тем или иным отдельным фактам.

Значимость той или иной информации может проявляться не сразу, а только в процессе последующего сопоставления, анализа, синтеза с другими фактами и обстоятельствами дела. Это приводит к тому, что действительный объем информации, который закрепляется процессуально в материалах дела, почти всегда больше той, которая непосредственно имеет отношение к расследуемому событию, преступлению.

Избыточность информации, закрепленной процессуально в материалах дела, является особенностью и непременным следствием специфичности процесса познания истины, как дознавателем, так и следователем.

Необходимую для получения модели прошлого события информацию, как правило, можно получить двумя путями: 1) непосредственным чувственным восприятием фактов объективной действительности (осмотр помещения, предмета, документа и т.д.) 2) получением сообщений о фактах путем восприятия речи других лиц, когда нет возможности лично наблюдать, воспринимать уже прошедшие события.

Познавательная деятельность как дознавателя, так и следователя теснейшим образом связана с его удостоверительной деятельностью, с необходимостью процессуально закрепить все устанавливаемые ими факты и явления. Такая связь этих видов деятельности требует постоянной направленности их мыслительных процессов не решение вопросов, осуществляемых параллельно с основной познавательной деятельностью: 1) что именно фиксировать. 2) при помощи каких приемов и технических средств. 3) в каком объеме фиксировать то или иное явление, событие. 4) в какой процессуальной форме.

Воспринимая факты, анализируя и синтезируя их, дознаватель и следователь должны одновременно думать и о том, как эти факты будут восприняты другими лицами - прокурором, судом, после того, как они соответствующим образом будут зафиксированы в материалах дела. Такая многоплановость в направленности деятельности при осуществлении познания в значительной степени усложняет действия дознавателя и следователя, требует большой концентрации их умственных способностей, высокой ответственности за производимую работу. В соответствии с вышеизложенным, необходимо сделать вывод о том, что удостоверительная деятельность дознавателя, а затем и следователя, должна быть направлена на фиксацию: 1) установление элементов (фактов, явлений, объектов), при помощи которых воссоздается модель прошедшего события и его взаимосвязей. 2) собственных действий, а также действий других участников по отысканию, обнаружению важных для установления истины фактов, явлений. 3) устанавливаемых действий правонарушителя. При этом, удостоверительная деятельность не только закрепляет выявленные в процессе познания факты, события, но и призвана помогать процессу их объективного восприятия дознавателем и следователем, призвана ликвидировать, предупреждать развитие субъективизма в их действиях, ошибки в познавательной деятельности. Но особенность познавательной деятельности оперативного работника правоохранительного органа заключается в том, что ходе познавательной деятельности сотрудника правоохранительного органа и следователя заключается в том, что в ходе познания они не только сами решают возникшие мыслительные задачи, но и имеют возможность, решения ряда мыслительных задач, связанных с восстанавливаемой моделью прошлого события, поручать другим лицам. Это в первую очередь необходимо отнести к оперуполномоченным отделов уголовного розыска, отделений ОБЭП, криминальной милиции, где применение специальных знаний для расследования преступлений является актуальным. РАЗДЕЛ 3 ТАКТИКА УСТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ КОНТАКТОВ В ОПЕРАТИВНО – РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 3.1. Смысл и назначение психологического контакта.

Служебная деятельность сотрудников правоохранительных органов немыслима без коммуникативных связей.

Общение выполняет роль регулятора взаимоотношений между сотрудниками и гражданами.

Оперативно – розыскная деятельность предполагает вступление сотрудников правоохранительных органов в различные контакты с объектами их заинтересованности. По утверждению автора Чуфаровского Ю.В.: «…Такой контакт, как правило, выступает в виде конспиративного общения субъектов и объектов нашего интереса.» [49] автор Чуфаровский Ю.В. считает, что одной из важнейших психологических особенностей общения в органах внутренних дел является его профессиональная направленность, связанная с необходимостью установления лиц, совершивших преступления, свидетелей, потерпевших, таким образом, существует определенная заданность параметров общения: [50] Со стороны сотрудников - это установление истины. Со стороны преступников - сокрытие обстоятельств преступления, стремление избежать ответственности, дать ложную информацию.

Исследуя методические рекомендации по работе следователей, мы пришли к выводу о том, что психологический контакт вправоохранительной деятельности - это проявление работником правоохраны и гражданином взаимного понимания и уважения целей, интересов, доводов, предложений, приводящее к взаимному доверию и содействию друг другу при решении профессиональной задачи.

Следует, однако, отметить что при установлении и развитии психологических контактов между людьми в ряде случаев возникают определенные психологические барьеры.

Существенные трудности в общении возникают из – за того, что сотрудник вынужден вступать в общение, не смотря на свое отношение к собеседнику, зачастую негативное, на свое желание общаться. Сам объект общения весьма специфичен, как правило, это не лучшие представители нашего общества и поэтому, особой радости общение с ними сотруднику правоохранительных органов конечно же не доставляет.

Общение затруднено наличием психологических барьеров, связанных со многими факторами: Боязнью вступить в контакт с работниками милиции.

Взаимонепониманию.

Неверным объяснением намерений сторон.

Недоверием. К тому же, эти барьеры могут создаваться искусственно и приводить к обострению взаимоотношений, возникновению конфликтов.

Поэтому, по мнению автора Ратинова А.Р., очень важно, чтобы сотрудник обладал следующими необходимыми коммуникативными качествами: умением быстро устанавливать психологический контакт с незнакомыми людьми и располагать их к себе. умением слушать других людей. умением оказывать психологическое воздействие на людей при осуществлении оперативно - служебной деятельности. умением преодолевать психологические барьеры в общении. ролевыми умениями.

Ежедневно сотрудник правоохранительных органов сталкивается в различных ситуациях с множеством людей, с которыми он вступает в общение и от того, насколько умело он вступает с ними в контакт, насколько быстро и эффективно это делает, будет зависеть и конечный результат его деятельности.

Умение расположить человека к себе, завоевать его доверие, позволяет установить доверительные отношения, получить от него оперативно значимую информацию. Автор Леонтьев А.А., как специалист в области общения считает:«Одним из наиболее важных качеств, которое позволяет повысить эффективность процесса общения, является умение выслушивать других людей [51] .» Из сказанного можно сделать вывод о том, что когда мы внимательно слушаем своего собеседника, то, таким образом демонстрируете свою заинтересованность в том, что он говорит, и тем самым, проявляете уважение к нему. И это неминуемо будет сказываться на облегчении установления психологического контакта. При общении с гражданами необходимо научиться преодолевать различные психологические барьеры в общении, которые могут возникать из - за взаимонепонимания, неприязни, нежелания общаться с работником милиции. Из сказанного необходимо сделать вывод о том, что очень важно, чтобы сотрудник не только научился правильно разбираться в природе этих барьеров в общении, но и научился их обходить, а когда надо и разбивать. 3.2. Установление и развитие контакта.

Психологическая техника общения развивается и совершенствуется многие тысячелетия, как условие взаимодействия людей и воспитательного воздействия на человека. Уже на ранних стадиях общения люди должны были понять, что нельзя оказать на кого-либо воспитательное воздействие без учета взаимоотношений с ним и что самая ценная информация не будет воспринята как руководство к действию, если не обеспечено доверие к ее источнику. По утверждению авторов Лебедва И.Б. и Цветкова В.Л.: «…Установление психологического контакта есть целенаправленная, планируемая деятельность по созданию условий, обеспечивающих развитие общения в нужном направлении и достижение его целей». [52] А это в свою очередь означает, что успешность установления и развития психологического контакта во многом обусловлена гармонией человеческих отношений, развитием психологических связей между общающимися, ибо, если люди проникаются интересом или доверием друг к другу, можно сказать, что между ними установился психологический контакт.

Поэтому, оперативный сотрудник управляет ситуацией развития взаимоотношений, используя выработанные теорией и практикой приемы и методы воздействия на качество информационного обмена и на поведение партнеров.

Исследования показывают, что первое впечатление складывается на основе восприятия: внешнего вида человека; его экспрессивных реакций (мимики, жестов, походки и т. д.); голоса и речи. [53] В этой связи, можно утверждать, что сам процесс формирования первого впечатления логически разделим на несколько этапов, а именно: Первый - это восприятие объективных характеристик. Здесь партнер по предстоящему общению воспринимается скорее как физический индивид с внешне понятными особенностями (пол, рост, мимика, одежда, походка, ролевые признаки и т. д.). Это - качества как бы говорящие сами за себя.

Второй этап - это восприятие эмоциональных и поведенческих проявлений, общего психического состояния партнера по общению.

Третий этап - это синтез наших рациональных умозаключений, эмоциональных впечатлений, наложение прошлого опыта на наши собственные намерения по отношению к партнеру и создание так называемого динамического образа. Его составляют оценочные представления о другом как обладателе социально - ролевых и индивидуально - личностных черт, делающие его пригодным или непригодным для общения в данных условиях. Для сотрудников уголовного розыска в первую очередь отделов по расследованию убийств важно умение владеть как психотехникой формирования первого впечатления, так и техникой анализа ситуаций общения разработанными авторами Филипповым Л.В. и Понаморевым И.Б. Рассмотрим их. а) Психотехника формирования первого впечатления. Для правильной ориентировки в отношениях с собеседником оперативному работнику нужно решать следующие задачи: 1) определить его позицию.

Позиция личности представляет собой выражение социального статуса человека в реальном поведении. В процессе взаимопонимания учитываются не только официальное положение собеседника, но и его неформальная позиция, отношение к беседе с оперативным работником. 2) определить мотивы поведения и цели собеседника. 3) учитывать, как те же самые задачи решает собеседник. С учетом закономерностей взаимного понимания следует особо изучать те поведенческие признаки, которые плохо контролируются людьми: [54] 1) Лицо как опорный признак внешности контролируется сознанием в максимальной степени.

Однако некоторые зоны лица несут информацию об отношении к нам собеседника независимо от его желания. Это во - первых, «мускул искренности» - зона лица под глазами.

Характерно, что имитация приветливой улыбки и даже смеха не приводит к сокращению подглазного мускула.

Опытный наблюдатель различает как то, что можно смеяться одними глазами (сохраняя серьезное выражение лица), так и смех искусственный.

Первичные проявления эмоционального напряжения, беспокойства, волнения отражается именно в этом признаке лица. На верхней губе при волнении могут проявляться капельки пота.

Эмоциональное напряжение изменяет окраску лица прежде всего под нижней губой.

Пересыхание рта (облизывание губ) как признак волнения, напряженно сжатые губы как первые проявления недоверия - все это может указывать на эмоциональное отношение человека к ситуации. 2) Глаза человека весьма значимы в определении его положительного или отрицательного отношения к оперативному работнику.

Причем важно не то, смотрит ли человек при разговоре нам в глаза, а то, когда посмотрел и когда отвел взгляд. В целом считается, что частый контакт взглядов характерен для положительного климата общения. 3) В случае маскировки личного отношения и к беседе, и к собеседнику весьма информативна поза человека.

Отрицательное отношение проявляется в непроизвольной ориентации корпуса назад, от собеседника. Для уяснения его отношения к беседе важна степень мобилизованности телесной мускулатуры в целом.

Очевидная собранность - характерный признак скрываемой враждебности.

Маскируемая негативная позиция проявляется также в обдуманности реплик, в стремлении к точным формулировкам. А в случае имитации доверительного отношения враждебность проявляет себя в поспешности угадывания и выполнения побуждений партнера. Здесь могут присутствовать все признаки дружественности за исключением непроизвольных [55] . 4) «Психологическая дистанция» между собеседниками сопровождает натянутость складывающихся отношений. У каждого человека есть своя зона комфорта в беседах со знакомыми и незнакомыми людьми. Если нарушить эту зону, то в реакции партнера проявляется его отношение к нам.

Присмотревшись, мобилизовав свой опыт общения, мы можем почувствовать, идет ли человек на сближение. А во многих случаях эти признаки очевидны - партнер отходит на шаг, отсаживается, переставляет стул и пр. Если оперативный работник вызывает симпатию, располагает к доверию, то даже незнакомый человек принимает дистанцию, свойственную ему при контактах с кругом знакомых людей. 5) Движения рук при дружеском отношении собеседника свободны, жестикуляция дополняет его слова. При негативном отношении движения рук, выражение лица закрепощены.

Противоположные проявления в жестикуляции и мимике - хаотичность, беспорядочность, суетливость.

Развитие контакта продолжается, естественно, только при наличии положительного отношения к друг другу, то есть когда имеет место взаимная симпатия. В первоначальном контакте, т. е. получив первые сведения о человеке, мы относим его к определенному типу и строим свои отношения с ним в соответствии с имеющимся у нас представлением о людях этого типа. В этой связи, при установлении и развитии психологического контакта оперативному работнику необходимо уметь избегать типичных ошибок, которые могут возникнуть при оценке личности, а также, важно учитывать стереотипы представления граждан о работе милиции, обобщенном образе сотрудника.

Изучение практики и специальные психологические эксперименты, позволили выявить наиболее распространенные типичные ошибки оценки человека человеком : [56] 1) «Эффект упреждения». На оценку незнакомого (малознакомого) человека при противоречивой информации о нем наибольшее влияние оказывают сведения, полученные в первую очередь. 2) «Эффект новизны». При противоречивой информации о знакомом человеке наибольшее влияние на его оценку оказывают сведения, полученные последними. 3) «Эффект ореола», т. е. влияние общего впечатления о человеке на оценку его конкретных свойств, является одним из механизмов ускорения переработки информации о познаваемом человеке. Если общее впечатление благоприятно, то положительные качества человека переоцениваются, а отрицательные игнорируются или оправдываются. Если же общее впечатление о человеке отрицательно, то, наоборот, его хорошие качества и поступки часто просто не замечаются, но гиперболизируются и запоминаются плохие. 4) «Проекция». Неосознаваемая установка воспринимать собственные противоречащие представлению о себе отрицательные качества как качества личности другого человека. Иными словами, это приписывание другому собственных недостатков. Люди тревожные, с колеблющейся самооценкой, люди занимающие «не свое место» и осознающие это, противодействуют всему, что может разрушить относительное благополучие их жизни. Они подсознательно или даже сознательно стремятся унизить других, чтобы защитить собственный статус, сохранить приемлемое самопредставление. Часто «виновником» проекции бывает остаточный статус человека (например, пониженного в должности). 5) «Эффект снисходительности», или неадекватная благожелательность в оценке другого человека. По В. Б. Ольшанскому, эффект снисходительности чаще проявляется у эмоционально благополучных, не подверженных состоянию тревожности людей [57] . В нем проявляет себя интересный (психологический феномен - эмоциональное подкрепление как от лиц, благожелательно оцениваемых заслуженно, так и от лиц, объективно не заслуживающих высокой оценки.

Эмоциональное подкрепление является как бы катализатором действия эффекта снисходительности.

Считаем, что для того, чтобы оперативному работнику правильно выбрать линию поведения при установлении и дальнейшем развитии контакта с интересующим его лицом, помимо учета вышеописанных факторов, необходимо также владеть психотехникой понимания личности собеседника и ситуаций общения.

Анализ проводимых исследований показывает, что техника обеспечения взаимного понимания, как средство продуктивного общения направлена на решение таких проблем в работе с людьми, как: понять собеседника и его видение данной ситуации; быть понятым им так, чтобы это соответствовало цели совместной деятельности. Автор В. А. Сухомлинский отмечал: «…Умей чувствовать рядом с собой человека, умей понять его душу, видеть в его глазах сложный духовный мир» [58] . В случае контакта лиц, владеющих искусством эмпатии, взаимное согласие облегчается только в случае близости интересов. Если же интересы противоположны, то эмпатия стимулирует развитие чувства угрозы и приписывание партнеру конфликтных намерений.

Использование техники эмпатии оперативным работником ограничивается свойственным ей непосредственным, чувственным способам понимания собеседника.

Партнер, способный к самоподаче, может использовать качества своей внешности (обаяние, непринужденность) для маскировки действительных целей. При использовании эмпатии как внешней, поведенческой техники она служит средством ускорения взаимопонимания, взаимоприятия собеседниками друг друга. В этом назначении эмпатия - искусство слушать собеседника, проявлять, а не просто испытывать интерес к нему.

Умение заставить собеседника говорить о себе определяется нестолько техникой общения, сколько богатством вашего внутреннего мира, представлением другого о вас, что требует учета его потребностей, выказывания значимости для вас беседы, сообщаемой информации, самого собеседника как личности. Мицич П. М. говорит: «…Слушать собеседника - дело сложное, требующее напряжения, так как мы должны сконцентрировать свое внимание на том, что говорит собеседник, хотя голова у вас, как правило, занята множеством проблем». [59] Умение слушать - одна из предпосылок доверительного общения. При формировании первого впечатления положительно сказываются признаки внимания и интереса к людям, уверенность в себе, эстетическая привлекательность. В ситуации знакомства отрицательно воспринимаются: эмоциональная напряженность. многословие. поспешность реакции на высказывания собеседника.

Поэтому, оперативному работнику важно отработать такой стиль речевого общения, поведения, при котором он будет восприниматься как добрый, умный, готовый помочь человек [60] . Абсолютное большинство будущих оперативных работников первым результатом психотехнических упражнений с использованием видеозаписи отмечают, что, увидев себя на экране, впервые обнаружили неловкие жесты, признаки непривлекательности и другие легко устранимые недостатки коммуникативного поведения. Автор Понаморев И.Б. утверждает, что психологическими характеристиками (параметрами) анализа ситуаций общения в деятельности оперативного работника являются следующие: 1) Понимание (видение) ситуации.

Различное видение ситуации общения оперативным работником и его собеседником затрудняет совместную деятельность. Но верно и обратное - противоречие целей и интересов взаимодействующих лиц оказывает существенное влияние на их понимание ситуации. Важно отметить, что разное понимание ситуации выражается как в различном отношении к предмету взаимодействия, так и в ошибках при понимании личности и поступков партнеров. 2) Соотношение целей и интересов участников.

Выявление данной характеристики предполагает конкретизацию личных целей, учет целей и интересов партнера, а также особенностей их соотношения, а цели и интересы сторон контакта следует учитывать в следующих частных признаках, какстепень совпадения или противоречия. 3) Изучение содержания работ автора Понаморева И.Б. показало, что к психологическим параметрам анализа ситуаций общения в деятельности оперативного работника являются правила поведения, принятые взаимодействующими людьми. [61] Так, применительно к оперативному общению в этой характеристике следует учитывать переплетение официальных норм и неформальных правил взаимоотношений. Важно отметить, что правила возможного поведения различно нормируются в ситуации контакта для оперуполномоченного и для его партнеров. Если деятельность оперуполномоченного детально регламентируется нормами права, требованиями социалистической законности и профессиональной этики, то поведение лиц, причастных к преступлению, нормируется личными, антиобщественными интересами.

Противодействие заинтересованных лиц является обычным признаком, условием деятельности оперуполномоченного.

Однако властные полномочия сотрудника правоохранительных органов определяют и вынужденный характер вступления в общение с ним лиц, причастных к преступлениям. Все это приводит к очень своеобразным ситуациям поведения участников ситуации, включающим как явные, так и скрытые правила поведения, как: [62] 1) Личностные позиции взаимодействующих субъектов.

Позиционный анализ ситуаций, выявляя, как действуют участники ситуаций, какие роли они выполняют, позволяет учесть взаимовлияние статусов и ролей, динамику их соотношения на процесс и формы коммуникативного поведения. 2) Личные проблемы участников взаимодействия и их затруднения в данном конкретном эпизоде общения.

Примером может быть явление психологической несовместимости партнеров, личные трудности собеседника вне ситуации контакта в семье, на работе и пр. 3) Жизненный опыт участников. Он выражается в типичных подходах к решению личных проблем, индивидуальных своеобразных стратегиях и технике поведения, сформированных у субъектов в результате жизненного опыта. Учет этих характеристик позволяет определить тип ситуации, ее особенности, а следовательно, и оптимальную линию поведения оперуполномоченного. Но, полная характеристика какой-либо сложной ситуации работы с людьми требует определенного умения, опыта, учета ее значимых признаков. С ростом профессионального мастерства время, затрачиваемое на полную ситуационную характеристику прошедшего или планируемого мероприятия, сокращается, повышается точность и полнота учета факторов, определяющих поведение ее участников. Таким образом, ситуационный анализ обеспечивает творческое понимание исходной ситуации контакта, самоопределение в ней и ее преобразование в соответствии с понятым принципом ее развития. Для оперуполномоченного овладение техникой анализа ситуаций означает, прежде всего, возможность понять и учесть для достижения своих целей факторы поведения людей, с которыми он вступает во взаимодействие.

Анализ личного опыта контактов в трудных ситуациях позволяет осознать характер и причину личных затруднений, перестроить опыт взаимоотношений с людьми, отработать индивидуальный стиль профессионального общения. ЗАКЛЮЧЕНИЕ В дипломной работе были рассмотрены вопросы связанные с особенностями применения психологии в оперативно - розыскной деятельности, все изложенное позволяет сделать следующие выводы: Резкий рост преступности захлестнувший Россию в последние 10 – 12 лет, появление, в том числе и организованной преступности, все эти факты, свидетельствуют о том, что для успешной борьбы с ней, необходимо широкое внедрение в практику оперативно - розыскной деятельности фундаментальных и современных научных исследований в различных областях психологии.

Применение психологических знаний в процессе оперативно - розыскной деятельности позволяет: облегчить труд оперативных сотрудников правоохранительных органов. помогает им регулировать и строить взаимоотношения с интересующими их людьми. глубже понимать мотивы поступков людей. познавать объективную действительность, правильно оценивать ее и использовать результаты познания в практической оперативно - розыскной и следственной деятельности. Если мы говорим о психологии правонарушения, это значит, речь идет только сознательных волевых действиях психически здорового лица. Как правило, она психика выступает в роли центрального связующего звена отдельных действий и поведения в целом.

Каждое преступное действие имеет свою внутреннюю структуру, главными компонентами которой являются: а) мотив, цель действия и форма вины (психические компоненты); б) предмет действия, способ, средства и условия его реализации (физические и вещественные компоненты); в) результат действия, т.е. последствия, которые наступили от деяния; Любое преступное действие, как правило, имеет два этапа: первый - мотивационный (подготовительный), включающий в себя: а) осознание мотива и цели действия. б) борьбы мотивов и принятия решения действовать. второй этап - этап его практического осуществления (исполнительный этап). Мотив является «двигателем» поведения и активно стимулирует волевую активность лица, но, сам мотив, чтобы стать таковым, в свою очередь проходит следующие стадии: а) появление потребности, как источника активности личности; б) переход потребности в мотив противоправного поведения.

Отношения между результатом и целью лица при совершении преступления, могут выражаться в виде: а) «невыполнения цели». б) «перевыполнения цели». В зависимости от того, в каких условиях лицу, совершающему преступление приходится принимать решение, различают: а) расчетливое преступное поведение. б) нетрензитивное преступное поведение.

Удостоверительная деятельность дознавателя, а затем и следователя, должна быть направлена на фиксацию: 1) установление элементов (фактов, явлений, объектов), при помощи которых воссоздается модель прошедшего события и его взаимосвязей. 2) собственных действий, а также действий других участников по отысканию, обнаружению важных для установления истины фактов, явлений. 3) устанавливаемых действий правонарушителя. При этом, удостоверительная деятельность не только закрепляет выявленные в процессе познания факты, события, но и призвана помогать процессу их объективного восприятия дознавателем и следователем, призвана ликвидировать, предупреждать развитие субъективизма в их действиях, ошибки в познавательной деятельности.

Особенность познавательной деятельности оперативного работника правоохранительного органа заключается в том, что ходе познавательной деятельности сотрудника правоохранительного органа и следователя заключается в том, что в ходе познания они не только сами решают возникшие мыслительные задачи, но и имеют возможность, решения ряда мыслительных задач, связанных с восстанавливаемой моделью прошлого события, поручать другим лицам. Это в первую очередь необходимо отнести к оперуполномоченным отделов уголовного розыска, отделений ОБЭП, криминальной милиции, где применение специальных знаний для расследования преступлений является актуальным. Д ля эффективной организации работы следственно - оперативной группы необходимо учитывать различные аспекты совместимости ее членов: физиологические. психофизиологические. социально-психологические. При этом следует иметь в виду, что при выполнении тех или других следственных действий существенны различные параметры совместимости индивидов. Так, при преследовании и задержании преступника важны физическая сила, особенности динамики нервных процессов, эмоциональная устойчивость оперативных сотрудников. При опросе очевидцев существенны социально - психологические их качества - общительность, корректность, внимательность, наблюдательность.

Психологический контакт в правоохранительной деятельности - это проявление работником правоохраны и гражданином взаимного понимания и уважения целей, интересов, доводов, предложений, приводящее к взаимному доверию и содействию друг другу при решении профессиональной задачи. Для того, чтобы оперативному работнику правильно выбрать линию поведения при установлении и дальнейшем развитии контакта с интересующим его лицом, необходимо учитывать распространенные типичные ошибки оценки человека человеком и владеть психотехникой понимания личности собеседника и ситуаций общения. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 1. Федеральный Закон «Об оперативно - розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144 – ФЗ. 2. Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. М., 1973. 3. Антонян Ю.М., Еникеее М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996. 4. Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебное пособие для заочного обучения. Л., 1974. 5. Васильев В.Л. Юридическая психология. 1-е изд. М., 1991. 6. Васильев В.Л. Юридическая психология. 2-е изд. М. 7. Викторов Б.А. Цель и мотив в тяжких преступлениях. М., 1963. 8. Волков Б.С. Проблема воли и уголовная ответственность.

Казань, 1965. 9. Горшенин Л.Г. Анализ поведения людей и методика моделирования предполагаемой ситуации. М., 1993. 10. Горшкова К.В., Шенский Н.М. Современный русский язык. М., 1957. 11. Губин А.В., Чуфаровский Ю.В. Общение в нашей жизни. М., 1992. 12. Гуров А.И. Профессиональная преступность.

Прошлое и современность. М, 1990. 13. Дерябо С.Д., Ясвин В.А. Гроссмейстер общения. М., 1996. 14. Дронов М. Талант общения // Дэйл Карнеги или Авва Дорофей. М., 1998. 15. Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. 16. Игошев К.Е. Типология личности и мотивация преступного поведения.

Горький, 1974. 17. Игошев К.Е. Правонарушения и ответственность несовершеннолетнего.

Свердловск, 1973. 18. Игошев К.Е. Психология преступных проявлений среди молодежи. М., 1971. 19. Ковалев А.Г. Взаимовлияние людей в процессе общения и формирование общественной психологии // Вопросы психологии личности и общественной психологии. Л., 1964. 20. Кон И.С. Социология личности. М., 1967. 21. Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. М., 1969. 22. Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу.

Воронеж, 1987. 23. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1963. 24. Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. М., 1968. 25. Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М., 1969. 26. Ладанов И.Д. Мастерство делового взаимодействия. М., 1989. 27. Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. М., 1964. 28. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. 29. Леонтьев А.Н. Деятельность.

Сознание.

Личность. М., 1975. 30. Леонтьев А.А., Шахнарович А.М., БатовВ.И. Речь в криминалистике и судебной психологии. М., 1977. 31. Лесгафт П.Ф. Собрание педагогических сочинений. Т. 4. М., 1953. 32. Личность преступника / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1970. 33. Механизм преступного поведения / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М., 1981. 34. Мицич П. Как проводить деловые беседы. М., 1987. 35. Мясищев В.К. Основная задача судебной деятельности // Человек перед судом. Л., 1965. 36. Мясищев В.К. Основы общей и медицинской психологии. М, 1968. 37. Наумов А.В. Мотивы убийства.

Волгоград, 1970. 38. Носенко Э.Л. Особенности речи в состоянии эмоциональной напряженности.

Днепропетровск, 1975. 39. Носков В.А. Психотехника общения в работе оперуполномоченного службы БХСС. Горький, 1989. 40. Обозов Н.Н. Межличностные отношения. Л., 1979. 41. Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В. С. Овчинского и др. М., 1996. 42. Павлов И.П. Поли. собр. трудов. Т. 2. М., 1946. 43. Панин С. Ф. Тактические приемы допроса обвиняемого // Сборник статей по вопросам правовых дисциплин. М., 1968. 44. Педагогическая Энциклопедия. М., 1965. 45. Петровская Л.А. Компетентность в общении. М., 1989. 46. Петровская Л.А. Теоретические и методологические проблемы социально-психологического тренинга. М., 1982. 47. Петровский А.В. От поступка к характеру. М., 1963. 48. Платонов К.И. Слово как физиологический и лечебный фактор. М., 1962. 49. Платонов К.К. Проблемы способностей. М, 1972. 50. Предпринимательство и безопасность / Под ред. Ю.В. Долгополова. М., 1991. 51. Прикладная юридическая психология / Под ред. А.М. Столяренко. М., 2001. 52. Психология / Под ред. П.А. Рудика. М, 1974. 53. Раинкин С.Е. Психология общения. М., 1993. 54. Ратинов А.Р. Психологическое изучение личности преступника. М., 1982. 55. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. 56. Романов В.В. Юридическая психология. М., 1998. 57. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1952. 58. Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования. М., 1952. 59. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946. 60. Руководство по психиатрии. М., 1974. 61. Самовичев Е.Г. Убийство: психологические аспекты преступления и наказания. М., 1988. 62. Сеченов ИМ. Избранные произведения. Т. 1. М., 1952. 63. Сеченов ИМ. Избранные философские и психологические произведения. М., 1947. 64. Справочник по психиатрии // Под ред. А.В. Снежневского. М, 1974. 65. Станиславский К.С. Статьи, речи, беседы, письма. М., 1953. 66. Судебная психиатрия. М., 1987. 67. Теоретические и прикладные проблемы познания людьми друг друга.

Краснодар, 1975. 68. Трубников Н.Н. О категориях «цель», «средство», «результат». М., 1968. 69. Федеральный закон «Об оперативно - розыскной деятельности»: Комментарий / Под ред. П.Г. Пономарева. М, 1997. 70. Филонов Л.Б. Тренинги делового общения сотрудников органов внутренних дел с различными категориями граждан. М., 1993. 71. Философская Энциклопедия. М., 1964. 72. Фишер Р., Юри У. Путь к согласию или переговоры без поражения. М., 1992. 73. Чуприкова Н.И. Слово как фактор управления в высшей нервной деятельности человека. М., 1967. 74. Чуфаровский Ю.В. Общение: наука и культура.

Ташкент, 1986. 75. Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов. М., 1996. 76. Чуфаровский Ю.В. Психология оперативно-розыскной и следственной деятельности. М., 2001. 77. Чуфаровский Ю.В. Психологические основы собственной безопасности сотрудников таможенных органов. М., 2001. 78. Чуфаровский Ю.В. Психологический анализ социально-политической природы терроризма // Следователь. № 4. 1998. 79. Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. 80. Чуфаровский Ю.В. Психология общения в ОРД таможенных органов. М., 1998. 81. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 1995. 82. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 1997. 83. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 1998. 84. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 2000. 85. Шмидт Р. Искусство общения. М., 1992. 86. Судебная практика Самарского областного суда за 2003 год. 87. Архив автозаводского районного суда. 88. Архив комсомольского районного суда. ПРИЛОЖЕНИЯ Приложение 1. СудьяИванов В.Н. уг.д. № 1713 КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 20 июня 2003 года, судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе: председательствующего – Синицыной Л.Н., судей – Артюшкиной Л.И., Сорокиной Л.И., рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу осужденного Забалуева на приговор Центрального районного суда гор.Тольятти от 26.03.03, которым ЗАБАЛУЕВ СЕРГЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ, 12.01.78 года рождения,уроженец г.Тольятти, русский,с средним образованием,ранее судимый 04.12.98 по ст.161 ч.1 УК РФ к одному году :6 месяцам лишения свободы: 10.12.99 по ст.228 ч.1:69 ч.5 УК РФ к двум годам лишения свободы:21.08.00 освобожден по амнистии от 26.05.00 : 13.09.01 по ст.158 ч.2 п.п. «а,б,в,г» к трем годам лишения свободы: 22.02.02 по ст.158 ч.2 п.п.»б,г» УК РФ к четырем года лишения свободы, - осужден по ст.158 ч.2 п.п.»а,б,в,г» УК РФ к четырем годам 6 месяцам лишения свободы, без штрафа. На основании ст.70 УК РФ назначено окончательное наказание в виде четырех лет лишения свободы с отбыванием наказания в ИК строгого режима, без штрафа. Этим же приговором осужден Аракчеев Николай Федорович по ст.158 ч.2 п.п».а,в,г» УК РФ с применением ст.73 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года, без штрафа.

Осужденным Аракчеевым приговор суда не обжалован.

Заслушав доклад судьи Артюшкиной Т.И., мнение прокурора Жирковой Н.Ф., поддержавшей дополнительное кассационное представление, судебная коллегия У С Т А Н О В И Л А : Приговором суда Забалуев признан виновным в том, что в начале июля 2002 года, точная дата следствием не установлена, около 20 часов, похитил ключи от входной двери № 57 дома № 98 по ул.Ленина в г.Тольятти , и на следующий день около 12 часов, убедившись, что в указанной квартире, нет жильцов, неоднократно, незаконно проник туда, и тайно похитил имущество Пустынниковой, на общую сумму 9116 руб., причинив ей значительный материальный ущерб. 12.07.01, около 14 часов, неоднократно, Забалуев незаконно проник в кв.109 дома 23 по Автозаводскому шоссе г.Тольятти, откуда тайно похитил имущество на общую сумму 14200 руб., причинив потерпевшей Мухортовой значительный ущерб. 16.07.01, около 14 часов 30 мин., Забалуев по предварительному сговору с Аракчеевым неоднократно, незаконно проникли в кв.41 дома 58 по ул.Мира в гор.Тольятти, откуда тайно похитили имущество на общую сумму 5000 руб., причинив потерпевшей Алененко значительный материальный ущерб. В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство ввиду того, что суд в приговоре сослался на показания свидетелей Родиной, Романенко и Образцова, не допрошенных в судебном заседании. В дополнительном кассационном представлении изменены основания для отмены приговора и ставится вопрос об отмене приговора в отношении Забалуева ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении наказания. В кассационной жалобе осужденный Забалуев просит снизить назначенное ему наказание.

Проверив материалы уголовного дела с учетом доводов кассационных представления и жалобы, судебная коллегия полагает, что приговор суда является неправильным и подлежит отмене в отношении Забалуева по следующим основаниям.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, виновность осужденного Забалуева, дав верную юридическую оценку содеянному , судом неправильно применен уголовный закон при назначении наказания. По настоящему делу Забалуев осужден за действия, совершенные в июле 2001 . Из материалов дела видно, что Забалуев был судим 13.09.2001 по ст.158 ч.2 п.п.»а,б,в,г» УК РФ к трем годам лишения свободы и 22.02.02 по ст.158 ч.2 п.п.»б,г» УК РФ к четырем годам лишения свободы. В связи с этим при назначении окончательного наказания суд должен был руководствоваться требованиями ст.69 ч.5 УК РФ, а не ст.70 УК РФ, как указано в приговоре. Кроме того, судом назначено окончательное наказание по совокупности преступлений в виде четырех лет лишения свободы, аналогичное наказание по приговору суда от 22.02.02, что не может быть признано правильным, поскольку срок наказания по совокупности преступлений должен быть больше наказания по преступлениям, входящим в совокупность. При таких обстоятельствах приговор суда в отношении Забалуева подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение. На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.377-378 УПК РФ, судебная коллегия О П Р Е Д Е Л И Л А : Приговор Центрального районного суда гор.Тольятти от 26.03.03 в отношении Забалуева Сергея Викторовича отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе, удовлетворив дополнительное кассационное представление гособвинителя.

Председательствующий – Синицына Л.Н. Судьи – Артюшкина Т.И., Сорокина Л.И. Приложение 2. Судья: Ежов И.М. уг.д. № 04_1766 К А С С А Ц И О Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е г.

Самара 20 июня 2003 года, судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе: ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩЕГО: Сорокиной Л.И. СУДЕЙ: Буянцевой Н.И., Синицыной Л.Н. рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационному представлению прокурора на приговор Автозаводского районного суда г.

Тольятти от 05 марта 2003 года, которым САМСОНОВ ПАВЕЛ МИХАЙЛОВИЧ, 06.12.1972 года рождения, уроженец г.

Адашево Инсарского района, Мордовия, несудимый, - осужден по ст. 158 ч.4 п. «б» УК РФ на 5 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет, с возложением на него обязанностей: периодически являться для регистрации в УИИ Автозаводского района г.

Тольятти, не менять места работы и жительства без уведомления инспекции, нахождения дома по месту своей регистрации в ночное время с 22 часов до 6 часов, обязать его выполнять бесплатные общественные работы в размере 25 часов.В срок отбытия наказания засчитано время содержания его под стражей с 19 декабря 2002 года по 05 марта 2003 года. В кассационном представлении прокурор просит отменить приговор вследствие чрезмерной мягкости избранного Самсонову наказания.

Заслушав доклад судьи Сорокиной Л.И., а также мнение прокурора Акелиной С.Т. в поддержание представления, проверив материалы дела с учетом доводов представления, судебная коллегия У С Т А Н О В И Л А : Самсонов признан виновным в покушении на хищение 7-и автомобилей ВАЗ общей стоимостью 1.051.800 рублей, принадлежащих ООО «ИнвестАвто», которые были погружены на автовоз. В приговоре указано, что Самсонов найденным возле указанного автомобиля металлическим предметом разбил форточное окно водительской двери автовоза и через образовавшийся проем открыл данную дверь, сел на водительское сиденье, замкнул контакты реле, завел двигатель указанного автомобиля и, управляя им, с выше названными автомобилями скрылся и с целью временного складирования и дальнейшего распоряжения похищенными автомобилями привез автомобили на территорию производственной базы промышленной зоны Автозаводского района к железобетонному ангару и по телефону попросил своего знакомого Тарлышкина ключи от ангара, Тарлышкин привез ему ключи, не зная о хищении автомобилей, и Самсонов, открыв ворота ангара, попытался въехать на автовозе в помещение ангара, но не смог этого сделать, так как автомобиль по высоте не проходил в ворота ангара, затем стал буксовать. В этот же вечер автовоз был обнаружен вместе с похищенными автомобилями работниками милиции. Судом в приговоре приведены определенные доказательства виновности Самсонова в совершении преступления, которое квалифицировал ст. 158 ч.4 п. «б» УК РФ как тайное хищение чужого имущества «с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном размере». Признав, что Самсонов совершил тяжкое преступление, суд счел возможным назначить ему не реальное, а условное наказание в виде минимального срока лишения свободы, мотивируя это решение тем, что Самсонов ранее не судим, три месяца находился в тюрьме, раскаялся, автомобили возвращены. С такими выводами суда согласиться нельзя, поскольку они не соответствуют требованиям ст. 60 УК РФ. Имущество, похищенное Самсоновым, возвращено собственнику без учета волеизъявления лица, признанного виновным судом в хищении семи новых товарных автомобилей. Судом не учтено, что хищение совершено особым, дерзким способом, не приведены данные, которые суд признал основанием для признания осужденного раскаявшимся.

Характер и степень общественной опасности преступления, в котором Самсонов признан судом виновным, методы его совершения не свидетельствуют о раскаянии Самсонова и возможности назначения ему условного наказания.

Названный приговор нельзя считать справедливым вследствие повышенной степени общественной опасности совершенного преступления и чрезмерно мягкого наказания, которое не может способствовать исправлению и перевоспитанию Самсонова, как и 3- месячный срок нахождения его под стражей в качестве меры пресечения. По изложенному, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия О П Р Е Д Е Л И Л А : Отменить приговор Автозаводского районного суда г.

Тольятти от 05 марта 2003 года в отношении Самсонова Павла Михайловича как несправедливый вследствие назначения чрезмерно мягкого наказания, не соответствующего тяжести преступления, и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии назначения судебного заседания.

Кассационное представление прокурора удовлетворить. ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ Л.И. СОРОКИНА СУДЬИ Н.И. БУЯНЦЕВА Л.Н.СИНИЦЫНА Приложение 3. Судья: Самарин А.М. ОПРЕДЕЛЕНИЕ 21 февраля 2003г., судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе: ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩЕГО – Сорокиной Л.И. СУДЕЙ Буянцевой Н.И., Артюшкиной Т.И. Рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационному представлению прокурора на приговор Ставропольского районного суда Самарской области от 24 декабря 2002г., которым: ТУЛЕПОВА ИРИНА МАЭЛЕСОВНА 16 декабря 1962г. рождения, уроженка с Б-Черниговка, Самарской области, не судимой, - осуждена по ст. 108 ч.1 УК РФ на 2 года лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание определено с испытательным сроком в 2 года, с возложением обязанностей.

Заслушав доклад судьи Буянцевой Н.И., мнение прокурора Селиверстова В.А. в поддержании доводов кассационного представления, судебная коллегия УСТАНОВИЛА: В кассационном представлении прокурор просит приговор в отношении Тулеповой И.М. отменить, ссылаясь на неправильную квалификацию действий осужденной и чрезмерной мягкости назначенного ей наказания.

Проверив материалы дела, судебная коллегия считает, что выводы суда об убийстве Тулепова С.С., совершенное при превышении пределов необходимой обороны, соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным в приговоре, и основаны на проверенных судом доказательствах, полученных надлежащую оценку в приговоре. Как установлено судом, 22 августа 2002г. около 19 часов в доме №29 по ул.

Подборненской с.Подстепка Ставропольского района.

Самарской области, где проживали супруги Тулеповы, между ними возникла ссора на почве ревности Тулепова С.С., обороняясь от неправомерных действий последнего, выразивших в избиении и удушении Тулеповой, взяв в руки нож она, при явном несоответствии защиты характеру и степени общественной опасности посягательства со стороны супруга, нанесла один удар Тулепову С.С. в спину, причинив ему проникающее ранение грудной клетки слева с повреждением легкого, с последующим массивным кровотечением в грудную полость, повлекшее смерть.

Осужденная Тулепова И.М. на протяжении всего предварительного следствия говорила, что умысла на убийство Тулепова у нее не было, удар ножом нанесла, защищаясь в процессе борьбы с потерпевшим, и показание ее в этой части ничем не опровергнуты, как правильно указал суд в приговоре. Как видно из показаний свидетели Пашкевич Д.А., Биксандаевой Т.П., Шейнова В.В., Тулепов С.С. 28.08.02г., сбив потерпевшую с ног, стал избивать ее ногами, что подтверждается заключением эксперта, где указано, что Тулеповой были причинены ссадины на правом плече, на поверхности левого плеча, в поясничной области, на задненаружной поверхности левого бедра, и что 28.08.02г. она пришла в дом Бухминой с царапинами и кровью на лице, руках.

Поэтому доводы прокурора, изложенные в кассационном представлении о том, что повреждения на теле Тулеповой причинены были не накануне убийства потерпевшего, лишены оснований, а показания свидетеля Биксандаевой суд обоснованно признал достоверными, которая видела осужденную вскоре после случившегося и которая просила вызвать «скорую» и милицию, а у дома, куда пришла свидетель, она видела плачущую Тулепову, которая лишь повторяла, что «он умер».., ничего не поясняя им, что указывает на неожиданность для нее самой наступившего результата – смерти потерпевшего. Из показаний осужденной Тулеповой так же следует, что после избиения супруг душил ее, и что следы пальцев проявились на шее на 3 сутки.

Согласно описательной части заключения эксперта осмотр Тулеповой был произведен 29 августа 2002г. в оо.35 мин, т.е. через 5 часов после избиения. Эти показания осужденной ничем не опровергнуты. При таких обстоятельствах, учитывая ситуацию, в которой находилась осужденная, суд пришел к обоснованному выводу о том, что умысла на убийство Тулепова С.С. у осужденной не было, что взяв в руки нож, случайно оказавшийся рядом, она преследовала лишь одну цель, остаться живой, что его угрозы убить ее, она воспринимала реально, что удар ножом нанесла защищаясь в процессе борьбы с потерпевшим, однако нанося удар ножом.

Тулепова превысила пределы необходимой обороны, ее действия не соответствовали характеру и степени общественной опасности посягательства со стороны потерпевшего.

Поэтому суд обоснованно переквалифицировал действия Тулеповой И.М. со ст. 105 ч.1 на ст. 108 ч.1 УК РФ. Каких-либо других доказательств, опровергающих доводы осужденной в судебном заседании не установлено.

Доводы прокурора, изложенные в кассационном протесте, проверялись судом, и обоснованно были им отвергнуты по изложенным выше основаниям, в связи с чем нет оснований для отмены приговора, как просит кассатор.

Наказание Тулеповой назначено в соответствии с требованием закона, с учетом всех обстоятельств по делу и данных о личности осужденной, наказание назначено в пределах санкции ст. 108 ч.1 УК РФ и считать его чрезмерно мягким нет оснований. В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 УПК РФ, судебная коллегия ОПРЕДЕЛИЛА: Приговор Ставропольского районн6ого суда Самарской области от 24 декабря 2002г. в отношении Тулеповой Ирины Маэлесовны оставить без изменения, а кассационное представление прокурора без удовлетворения. ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ Л.И. Сорокина СУДЬИ Н.И. Буянцева Т.И. Артюшкина Приложение 5. Функциональная группировка участников следственно - оперативных групп в зависимости от конкретных следственных задач, связанная с особенностями информационных связей между ее членами: I - цепочка; II - звезда; III - круг; IV - неполная сеть; V - полная сеть. Рис. 1.5. Авторы: Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. «Психология преступника и расследование преступлений.» М., - 1988 г.

Приложение 6. Процесс мысленной обработки получаемой информации, суждения о связях, фактах. Рис. 1.6. Автор: Еникеев М.И. «Юридическая психология» М., - 1999 г. [1] Викторов Б.А. Цель и мотив в тяжких преступлениях. – М., 1963. – С. 45. [2] Кудрявцев В.Н. Механизм преступного поведения. - М., 1981., С. 31. [3] Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. – М., 1969. – С. 49. [4] Горшков К.В, Шенский И.М. Современный русский язык. – М., 1957. – С. 238. [5] Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 1995. - С. 50 – 52. [6] Архив Автозаводского районного суда. Уг. д. № 01 – 2984. [7] приложение 1. [8] Ратинов А.Р., Ефремов Г.Х. Правовая психология преступное поведение. М., 1987. - С. 230 – 231. [9] Чуфаровский Ю.В. Указ. соч. - С. 10. [10] Архив Комсомольского районного суда. Уг. д. № 01-2341. [11] Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Психологическая защита и самооправдание в генезисе преступного поведения. М., 1979. - С. 49 – 50. [12] Сеченов И. М. Избранные философские и психологические произведения. М., 1947. - С. 308. [13] Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М. 2000. - С. 29 – 32. [14] Кудрявцев В.Н. Механизм преступного поведения. М., 1981. - С. 31. [15] Леонтьев А.Н. Деятельность.

Сознание.

оценка рыночной стоимости облигаций в Липецке
оценка дома с участком в Смоленске
оценка объектов коммерческой недвижимости в Курске